john d'arcy donerjack (donerjack) wrote in dieselpunk,
john d'arcy donerjack
donerjack
dieselpunk

Дизельпанк среди нас

Взято отсюда

http://www.fontanka.ru/2007/10/11/100/



Показалось, что это подходит для сообщества



Топор как орудие борьбы с грязью в метро

Вы когда-нибудь задумывались, куда из метро девается грязь, которую мы в него носим – например, на ботинках? Часть ее осаживается при входе, на ковриках-«ногоочистителях». Часть – оседает на эскалаторах. С платформ ее смывают машинами-поломойками – вы иногда видите их по вечерам на станциях. Балюстрады эскалаторов в течение дня моют сотрудники службы движения.

А ведь часть грязи оседает и в тоннелях – с технологической водой, например. Она стекает по лоткам на полу тоннелей к специальным дренажным перекачкам, а оттуда выводится наверх, в городскую канализацию. Пыль залетает в тоннели через вентиляционные шахты, а также с потоками воздуха со станций. Тем не менее, в тоннелях чисто. И воздух в метро свежий, не пыльный. Почему?

Оказывается, и тоннели, и станции моют гораздо тщательнее, чем мы с вами можем предположить. У иных хозяек на кухне нет такого графика уборок, какой есть у службы тоннельных сооружений. Как рассказал корреспонденту «Фонтанки» Дмитрий Бурин, заместитель начальника службы, раз в три месяца каждому тоннелю устраивают «большую стирку» - промывают с помощью специальной тоннелемоечной машины. Она подает на стены воду под высоким давлением, смывая накопившуюся грязь.

Механизированную мойку не проводят только в тех тоннелях, в которых слишком большой уклон рельсов – свыше сорока тысячных процента. Там цистерна может не преодолеть подъем или спуск на влажных рельсах. Это те тоннели, которые проходят под реками, и, например, перегон между станциями «Девяткино» и «Гражданский проспект» - там моют только часть тоннеля.

Начинается уборка с момента снятия напряжения с контактного рельса, а закончиться должна до половины четвертого – во-первых, чтобы мотовоз успел вернуться в депо до начала хождения поездов, а во-вторых – чтобы рельсы к первым поездам успели высохнуть. Но все равно первые пять поездов идут помедленнее, «сушат рельсы».

Машина совсем новенькая, желто-красная, а двигает ее заслуженный метрополитеновский мотовоз, который проектировали до войны, а создали больше 30 лет назад. Если на пути нет больших уклонов, тоннелемойка выходит из депо с полной цистерной воды. Если есть – через пожарные люки набирает воду на станции. Процесс не быстрый – все-таки емкость цистерны составляет девять кубометров. Таких машин в метро две и еще одна поменьше – с емкостью цистерны в шесть кубометров. «Живут» они в двух депо – «Автово» и «Московском», там, где содержится вся самоходная техника метро.

Когда машина набрала воду, начинается процесс мытья. Тоннель моют дважды – сверху и снизу. Оператор машины регулирует подачу воды и включает верхнюю или нижнюю часть форсунок. Струи воды отмывают бетон и чугун тоннеля почти что начисто. Но не совсем.

Раз в полгода каждый тоннель надо промыть вручную. Грязь с его жесткого дна и обшивки на полтора метра в высоту снимают мастерками – тряпки и швабры тут бессильны. Весь мусор собирают в специальные контейнеры в тоннелях и затем вывозят за пределы метро. За рабочую ночь по нормативам положено очистить всего 200 метров. На один перегон тратят месяц. В метро этой тяжелой работой занимаются около 60 человек – в основном, мужчины.

Моют и станции – платформы, потолки, облицовку стен, плафоны, все уголки и закоулки. При этом используют не только моющие, но и дезинфицирующие средства. Один раз в два месяца устраивают влажную уборку рельсов. При таком трепетном отношении к чистоте в метро не остается места не только пыли и грязи, но и их постоянным спутникам – плесени, тараканам, крысам. Дератизацию тоннелей профилактически проводит специальное отделение Роспотребнадзора, но, как рассказал Дмитрий Бурин, ни одной крысы в тоннелях не видели уже очень давно. Комары иногда появляются – выводятся в отстойниках дренажных перекачек. Для избавления от них при очистке в отстойники засыпают специальные средства. А вот с залетающими в метро птицами не борются – «у нас здесь все-таки не аэропорт».

Работы уборщикам и дренажникам добавляют несознательные пассажиры – те, кто выбрасывает в окна вагонов мусор, на станциях - бесплатные газеты, банки и бутылки. Подлинный бич метрополитена – наклейки. Если со стен и колонн станций их можно отмыть специальным химическим средством, то с балюстрад эскалаторов остается только соскребать – и получается очень некрасиво. А вот с жевательной резинкой борются с помощью… топора. Только им можно отодрать присохший комочек с гранитного пола.

Как рассказал корреспонденту «Фонтанки» Сергей Васильев, старший мастер ООО «Метролюкс» - компании, которая работает на уборке наружных павильонов метро, а также занимается очисткой балюстрад – перед «Маршем несогласных» пришлось несколько раз останавливать эскалаторы среди дня – чтобы очистить балюстрады от наклеек. «Эпидемии» расклейки бывают и перед большими концертами. А вот летом «клейщиков» становится меньше – вероятно, этим занимаются, в основном, студенты, которые летом на каникулах.

Кстати, все, кто балуется наклеиванием стикеров, должны принять во внимание, что у дежурной по станции есть монитор, а за эскалаторами внимательно наблюдает видеокамера. Так что все подвиги видны, как на ладони.

Сотрудники «Метролюкса» также отмывают стекла в больших окнах павильонов (их, оказывается, называют витражами). Причем не только от грязи и пыли города, но и от творчества несознательных граждан.

Так что чистота в метро – результат усилий многих людей. Может быть, не стоит добавлять им работы?

Ленка Виноградова,
Фото Дмитрий Олейник
Фонтанка.ру









Tags: признаки жанра, транспорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments